?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у gpib в Тайны старого особняка. Тайна вторая: книги Достоевских
Сетевая версия экскурсии, проходившей в рамках Библионочи-2017, продолжение. Начало смотрите здесь.

…Итак, Галина Фридмановна Коган, директор Музея-квартиры Ф.М. Достоевского на Божедомке. Должность, которая сама по себе подразумевает специальные, глубокие познания. Они пригодились исследовательнице и в 1962 году, когда она работала с журналами «Время» и «Эпоха» из фондов ГПИБ. Занимаясь в нашей библиотеке, Галина Фридмановна обратила внимание на знакомый почерк, принадлежавший, несомненно, Анне Григорьевне Достоевской, второй жене великого писателя.

время1.JPG

время2.JPG

эпоха.JPG
Вот яркий пример того, что могла увидеть Г.Ф. Коган. Журнал «Эпоха» (тот самый, на который дала деньги тётушка Куманина) с отсутствующим титульным листом; выходные данные написаны рукой А.Г. Достоевской.

Подозрение переросло в уверенность, когда Г.Ф. Коган увидела на титульных листах журналов рельефный, оттиснутый на бумаге штемпель с надписью «Музей памяти Ф.М. Достоевского». Кое-где внутри таких штемпелей попадались и инвентарные номера, написанные карандашом. Это интриговало, будило любопытство. Ведь до этого открытия считалось, что все вещи и бумаги, принадлежавшие Анне Григорьевне Достоевской, хранятся в нескольких крупных государственных хранилищах, которые можно пересчитать по пальцам.

В поисках, затеянных Г.Ф. Коган, принимали участие и сотрудники Исторички. С их помощью удалось выявить ряд важных архивных документов, которые тихо и неприметно хранились в Отделе редких книг ГПИБ с момента возникновения библиотеки (то есть, с 1938 года). Найденные бесценные свидетельства были переданы из библиотеки в Отдел рукописных фондов Государственного Литературного музея. Среди них был диплом Ф.М. Достоевского на звание члена-корреспондента Академии наук, который уже давно разыскивала Г.Ф. Коган.

Но нас в большей степени интересуют не рукописи, а книги, которые могли принадлежать писателю. Г.Ф. Коган обращалась к помощи сотрудников ГПИБ дважды – в 1962 году, сразу после сделанного открытия, и в 1976 году. Мы ничего не знаем о ходе этих розысков, но, исходя из того, что Галину Фридмановну интересовали в первую очередь рукописи, можем предположить: книги искали уже в семидесятых. И весьма успешно. О сделанных находках речь пойдёт ниже, а пока поговорим о бывшей хозяйке этой коллекции – Анне Григорьевне Достоевской.

АГмолодая.JPG

Впрочем, в этой области многие факты общеизвестны, поэтому вкратце. Анна Григорьевна Достоевская, в девичестве Сниткина, по отцовской линии ведёт свой род от украинских казаков Снитко. С материнской стороны в её жилах текла шведская кровь. В юные годы она посещала женские курсы, изучала стенографию, чтобы самой зарабатывать на жизнь и не обременять семью. Собственно, к Ф.М. Достоевскому она пришла в качестве стенографистки. Благодаря этому новый роман Достоевского «Игрок» был написан в рекордно короткие сроки – 26 дней. Завершив работу над романом, Ф.М. Достоевский предложил молодой стенографистке руку и сердце. Вскоре они поженились. Перед отъездом за границу был краткий визит к Александре Федоровне Куманиной, которая, по воспоминаниям Анны Григорьевны, была очень ласкова и приветлива, хотя вряд ли уже соображала, с кем она общается.

Перед новобрачной стояли тяжёлые задачи: её муж страдал болезненным пристрастием к азартным играм и был связан кабальным договором с издателем Стелловским. Анна Григорьевна успешно защищала свой брак от этих несчастий. По свидетельству её дочери Любови Федоровны, А.Г. была практичной женщиной, легко «складывала большие числа и владела тяжёлым нотариальным языком». Став женой писателя, она фактически приняла на себя обязанности литературного и финансового агента: общалась с кредиторами, вела счетоводные книги, покупала бумагу, ездила по типографиям, вела переговоры с книгопродавцами, стенографировала, переписывала, подводила балансы, становилась издателем, бухгалтером, писцом. А параллельно рожала Достоевскому детей и собирала вещи, связанные с его именем. После смерти писателя это хобби стало выражением её любви к покойному мужу. Много лет она самоотверженно собирала и хранила всё, что имело отношение к Достоевскому. О некоторых вещах известно из газетных публикаций современников.

«Несколько десятков портретов писателя, разных эпох и разных способов воспроизведения… - пишет один. - Есть портреты и вовсе непохожие, как например портрет, писанный масляными красками солдатом-самоучкой. Есть литографии, напечатанные на папках стенных календарей, миниатюрные портретики, очевидно предназначенные для наклейки на шоколад. Не один десяток бюстиков, имеющих отдаленное сходство с Ф.М. Целая коллекция разнородных предметов. Например детский пенал, в виде стопки книжечек, на корешке одной из них выцарапано "Достоевский"».

Со временем в коллекции А.Г. набралось около 4,5 тысяч экспонатов. Среди самых важных - любимые вещи писателя, его портреты, бюсты, переписка, рукописи, автографы, даже венки и ленты с его могилы. Книжное собрание также было обширным и весьма разнородным. Большая часть вошедших в него изданий появилось уже после смерти писателя.

DSCN2896.JPG

DSCN2906.JPG

DSCN2907.JPG

DSCN2908.JPG

DSCN2910.JPG

DSCN2912.JPG

DSCN2913.JPG

DSCN2919.JPG

DSCN2923.JPG

DSCN2925.JPG

DSCN2926.JPG

DSCN2927.JPG

DSCN2929.JPG

DSCN2937.JPG

Позволим себе маленькое отступление. Ценность книги и ценность коллекции – принципиально разные вещи. Первая определяется той историей, которая связана с конкретным книжным экземпляром и которая тем самым выделяет этот экземпляр из массы других, похожих. Ценность коллекции – в её смысловом содержании, в тщательном подборе книг, каждая из которых прибавляет к общему собранию очередную крупицу веса. Рассказывая о книголюбах прошлого, мы чаще всего даём оценку их коллекциям. Но сегодня у нас аттракцион невиданной щедрости – речь пойдёт и о коллекции в целом, и о её отдельных, поистине бесценных экземплярах.

Может возникнуть закономерный вопрос: почему мы рассказываем о книгах жены писателя? Где же тогда скрывается библиотека самого Достоевского? Остановимся и на этом. Библиотеке Достоевского не везло: от самой первой (которая наверняка была) не оставила следов ссылка. Неизвестна и судьба книг, которые он собирал на каторге и на поселении. Хотя авторы издания «Библиотека Ф.М. Достоевского. Опыт реконструкции. Научное описание» (СПб., 2005) не исключают, что по возвращении Достоевского в Петербург некоторые из этих книг могли составить ядро новой личной библиотеки. Писатель стал интенсивно собирать её в начале 1860-х годов. Но и эта прекрасная, хорошо продуманная библиотека в итоге разошлась по букинистическим лавочкам. За время четырёхлетнего пребывания Ф.М. и А.Г. Достоевских за границей (1867-1871 гг.) многие ценные книги из этого собрания были распроданы непутёвым пасынком писателя П.А. Исаевым.

DSCN3213.JPG

DSCN3214.JPG

DSCN3215.JPG
Это издание вышло при жизни Достоевского и хранилось у Анны Григорьевны. Но было ли оно в личной библиотеке писателя, с уверенностью сказать нельзя.

Да и сама Анна Григорьевна после смерти мужа была вынуждена расстаться с частью его книг. Осталась малая часть, которую вдова пополняла преимущественно новыми изданиями, а также дарами друзей и почитателей Достоевского. Так что и сейчас появление на букинистическом рынке книг из библиотеки Достоевского представляется весьма вероятным.

Чиж.JPG

Рассохин1.JPG

Рассохин2.JPG

Рассохин3.JPG

Рассохин4.JPG

Рассохин5.JPG

автогр1.JPG

автогр3.JPG

автогр2.JPG

автогр4.JPG

автогр5.JPG

автогр7.JPG

автогр6.JPG

автогр8.JPG

автогр9.JPG

автогр10.JPG

автогр11.JPG

автогр12.JPG

автогр13.JPG

Наученная горьким опытом, Анна Григорьевна весьма разумно распорядилась своей коллекцией – связала её судьбу с судьбой Исторического музея. 28 января 1891 года, в десятую годовщину смерти Ф.М. Достоевского, в музее был освящён и открыт особый отдел его имени. Пятнадцать лет он носил название «Отдел Ф.М. Достоевского», а в 1906 году – перешёл в собственность Исторического музея и стал называться иначе: «Музей памяти Ф.М. Достоевского». Иными словами, получился музей в музее – небольшой, но весьма уютный. Проход в комнату Достоевского вёл через читальный зал библиотеки Исторического музея. Экспозиция, посвящённая писателю, располагалась в одной из восьмиугольных башенок. Потолок в комнате Достоевского был куполообразный, стены выкрашены белой краской. Свет проходил через два узких окна, одно из которых смотрело на Красную площадь, а другое – на Казанский собор на Никольской улице. На стенах висели фамильная икона с лампадкой, венки, которые несли на похоронах Достоевского, фотографии. В музее хранились некоторые подлинные личные вещи писателя: чернильница, портсигар, бумажник, колокольчик, в который он звонил во время своей последней болезни. Известно, что по стенам комнаты располагались полочки, на которых стояли издания произведений Достоевского в переводах на иностранные языки. В книжном шкафу помещались отдельные издания его сочинений, альманахи, сборники и номера журналов, в которых он печатался, все полные собрания сочинений. Там же были собраны мемуары современников и критические отзывы о трудах Достоевского.

музей1.JPG

музей2.JPG

музей3.JPG
Фотографии, сделанные в 1899 году, передают внешний облик «комнаты Достоевского».

Помимо уже упоминавшегося штемпеля, книги имели владельческие переплёты, строгие, но эффектные. Анна Григорьевна заказывала переплётчику чёрные, реже – красные или синие переплёты с золотым тиснением. На верхней крышке из угла в угол воспроизводился золотом автограф писателя.

КХ1.jpg

КХ2.jpg

КХ3.jpg
Эти книги имеют выделенное хранение. Вот так, небольшим отдельным блоком, они хранятся в наших фондах.

обл1.JPG

обл2.JPG

обл3.JPG

обл4.JPG

обл5.JPG
Анну Григорьевну отличал бережный подход к изданиям. Сразу на нескольких книгах нам попались призывы, обращённые к переплётчику: «Обложку не срывать!». Послушный исполнитель сохранял оригинальную обложку под новым индивидуальным переплётом.

Гаевский1.JPG

Гаевский2.JPG

Гаевский3.JPG
Небольшая находка – вложение с рекламой паровой печатни Гаевского. Благодаря этому мы знаем по крайней мере одного переплётчика, с которым работала А.Г.

При открытии музея существовал только карточный каталог всех книг и экспонатов. Позже (тоже в 1906 году) трудами Анны Григорьевны был издан печатный каталог. Издан он был в двух вариантах; оба издания есть в фондах ГПИБ. И если первое невелико по формату и толщине, то второе представляет собой толстый, объёмный том с фотографическими вклейками. В «толстом» экземпляре много карандашных пометок: напротив некоторых заглавий книг, на полях, надписаны шифры ГПИБ. Вероятно, это следы работы по выявлению изданий, которая велась в Историчке в 1960-70-е годы.

указатель тонкий.JPG

Но есть в наших фондах и третий, поистине уникальный экземпляр того же самого каталога, от корки до корки написанный рукой Анны Григорьевны Достоевской. Насколько можно судить при беглом просмотре, он в общих чертах совпадает с печатными версиями. Надо полагать, с него-то они и печатались.

каталог1.jpg

каталог2.jpg

каталог6.jpg

каталог7.jpg

каталог8.jpg

DSCN3168.JPG
Благодаря работе над каталогом и собиранию публикаций о своём знаменитом муже, Анна Григорьевна сама стала неплохим библиографом. Типичная библиографическая заметка о вероятном авторстве статьи.

Во всех трёх каталогах перечень книг и журналов занимает только часть страниц. Другая часть содержит описания рукописей, музыкальных произведений, фотоснимков местностей, венков и лент с могилы и т. п. Какова их судьба? Первый в России Музей памяти Ф.М. Достоевского при Историческом музее был закрыт в 1929 году. Рукописные материалы из него поступили в Отдел рукописей Библиотеки Ленина (также в РГБ имеется незначительное собрание принадлежавших писателю книг, журналов и газет), а книги и вещи – в музей-квартиру Достоевского на Божедомке (открылся годом ранее, в 1928-м). В 1920-е годы личный архив и книги А.Г. Достоевской поступили также в Пушкинской дом. Но, видимо, из Исторического музея ушло далеко не всё. Книги со штемпелями музея памяти Достоевского оставались там аж до 1938 года. В этом году в здании новосозданной Исторической библиотеки (дом 9 по Старосадскому переулку) слились воедино фонды двух крупнейших учреждений – Объединённой библиотеки Институтов красной профессуры и Библиотеки Исторического музея. В их числе оказалась и коллекция Анны Григорьевны. Таким вот замысловатым путём книги писателя оказались в родных для него стенах.

(Чистая случайность, к слову сказать. Для будущей Исторической библиотеки долго не могли найти подходящего места. Вот некоторые адреса её предполагавшегося размещения: здание экономического института Красной профессуры, Б.Знаменский пер., 2; здание Политехнического музея; д. 32 по Б.Дмитровке; д. 7 на ул. Кирова; д. 8 в Знаменском пер. Все они не удовлетворяли требованиям, необходимым для библиотечных зданий. В поиске подходящего дома для библиотеки активнейшее участие принимала Надежда Константиновна Крупская. Здание в Старосадском к тому моменту занимала школа – конечно, уже не торговая и не приказчицкая, а обыкновенная советская. Видимо, педагогические флюиды прочно впечатались в стены бывшего Куманинского особняка).

Присмотримся к рукописному каталогу Анны Григорьевны, тем более что мы пользовались им при поиске книг из библиотеки писателя. Начиная свой поиск, мы ещё ничего не знали о наших предшественниках, но надежды на успех питали весьма скромные: трудно было предположить, что после стольких лет что-либо из вещей великого писателя могло остаться неучтённым. И количество наших находок действительно оказалось невелико. Две из них расположены друг за другом на странице 125 рукописного каталога, обе книги увидели свет ещё при жизни Ф.М. Достоевского. Второй том «Русских современных деятелей» издан в 1877 году и содержит обстоятельный биографический очерк о Достоевском. На форзаце любопытная наклейка: узкая полоска бумаги со словами «Ф.М. Достоевскаго», явно вырезанная из какой-то книги или журнала. Самодельный владельческий знак? Кто знает…

каталог4.jpg

деятели1.JPG

деятели2.JPG

деятели3.JPG

деятели4.JPG

деятели5.JPG

Вторая книга - сборник «На память о Николае Алексеевиче Некрасове» 1878 года издания: там помещена речь Достоевского над могилой Некрасова, а также его статьи «Пушкин, Лермонтов, Некрасов», «Поэт и гражданин» и «Свидетель в пользу Некрасова». Скорбь Достоевского при известии о смерти Некрасова известна.

каталог3.jpg

некрасов2.JPG

некрасов3.JPG

некрасов4.JPG

некрасов5.JPG

Есть и такие книги, принадлежность которых к библиотеке Достоевского представляется вероятной, хотя со стопроцентной уверенностью этого утверждать нельзя. Такова книга «Исторической очерк развития Главного инженерного училища, 1819-1869». Это издание 1869 года, на обложке в правом верхнем углу – частично обрезанная надпись «А.Г. Достоевск[ая]». В тексте имеются подчёркивания, сделанные карандашом - отмечены некоторые фамилии выпускников училища. Интереса ради мы проверили их по словарю С.В. Белова: часть отмеченных персоналий действительно имеет отношение к Ф.М. Достоевскому. Выделена в тексте и его собственная фамилия.

училище.JPG

училище2.JPG

училище3.JPG


Но самой крупной находкой, настоящим гвоздём нашей выставки стало издание «Торжество открытия памятника А.С. Пушкину в Москве 6 июня 1880 г. с биографиею Пушкина» (М., 1880). Анна Григорьевна оставила на книге следующую надпись: «Книга эта привезена из Москвы Ф.М. Достоевским после открытия памятника Пушкину». Тут уж никаких сомнений быть не может: Ф.М. её и в руках держал, и хранил в своей библиотеке.

пушкин2.JPG

пушкин1.JPG

пушкин3.JPG

С этой книгой у Достоевского наверняка были связаны светлые воспоминания, поскольку торжество открытия памятника Пушкину стало важным фактом в его биографии. 2 мая 1880 г. Общество любителей российской словесности отправило Достоевскому официальное приглашение принять участие в пушкинских торжествах и произнести речь на публичном заседании Общества. В середине мая Достоевский выехал с семьёй в Старую Руссу, где активно работал над речью. 23 мая он приехал в Москву. Торжество открытия, запланированное на эти дни, было отложено ввиду смерти императрицы Марии Александровны. Открытие памятника, на котором присутствовал писатель, состоялось 6 июня. А 8 (20) июня, на втором публичном заседании Общества любителей российской словесности, Достоевский произнёс свою знаменитую речь о Пушкине. Речь произвела огромное впечатление. Общество любителей российской словесности единогласно избрало Достоевского своим почётным членом. Он был увенчан огромным лавровым венком. Ночью Федор Михайлович поехал к памятнику Пушкину и положил к его подножию свой венок.

Пушкинская речь Достоевского с его позднейшими комментариями и дополнениями была 1 августа 1880 года опубликована в «Дневнике писателя». Публикацию в книге «Торжество открытия памятника А.С. Пушкину…», вероятно, следует рассматривать как более раннюю редакцию знаменитой речи.

Печальна судьба женщины, собравшей эту замечательную коллекцию. Анна Григорьевна скончалась 9 июня 1918 года в Ялте, отрезанной от Москвы военными действиями. Умерла от голода, хотя и планировала прожить «до девятого десятка». Мы хотим завершить этот очерк ещё одной фотографией, сохранившей облик Анны Григорьевны – уже немолодой, окружённой многочисленными памятками о покойном муже. Красотой не блистала, но покорила сердце великого писателя. Окружила его заботой, освободила от множества хлопот. Не случайно самые знаменитые романы Достоевского были написаны в годы, последовавшие за этой женитьбой. И как знак заслуженной благодарности стоит на первой странице «Братьев Каразмазовых» посвящение ей – жене, самому близкому человеку, Анне Григорьевне Достоевской.

АГпожилая.JPG

Литература:

1.Белов С.В. Ф.М. Достоевский и его окружение: энц. словарь. - Т. 1-2. - СПб., 2001.
2. Библиотека Ф.М. Достоевского: опыт реконструкции. Научное описание. – СПб., 2005.
3. Достоевский А.М. Воспоминания Андрея Михайловича Достоевского. – Л., 1930.
4.Забрежнев Ив. Реликвии Достоевского // Новое время. - 1901. - № 8928 (4 янв.).
5. Ильинская А.В. Музей памяти Ф.М. Достоевского // Сокровищница книги: юбил. сб. науч. тр.: к 50-летию ГПИБ. - Ч. 1. - М., 1987. - С. 89-104.
6. Киприн В.А. Эволюция планировки и застройки территории Государственной публичной исторической библиотеки России (Старосадский пер., вл. 9) // Библиотека и история: сб. материалов междунар. науч. конф. 18-19 нояб. 2008 г. - М., 2010. - С. 9-26.
7. Коган Г.Ф. Достоевский на Пушкинских вечерах Литфонда // Новые материалы по истории русской литературы. - М., 1994. - С. 32-48.
8. Молодцова Т.И. В "Старых Садах" (к истории зданий Исторической библиотеки и Старосадского переулка и их обитателей) // Библиотека и история: (ГПИБ: страницы истории): сб. ст. - Вып. 1. - Ч. 1. - М., 1991. - С. 25-60.
9. Молодцова Т.И. Из истории Исторической библиотеки как памятника архитектуры и культуры // Сокровищница книги: юбил. сб. науч. тр.: к 50-летию ГПИБ. - Ч. 2. - М., 1987. - С. 111-184.
10. С.К. В башне Ф.М. Достоевского // Семья. - 1899. - № 8. - С. 8-9.
11. У вдовы Ф.М. Достоевского // Биржевые ведомости (вечерний вып.). - 1906. - № 9178 (30 янв.). - С. 4.
12. Федоров Г.А. Московский мир Достоевского. Из истории художественной культуры XX века. – М., 2004.

Comments

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
bizantinus
17 май, 2017 05:35 (UTC)
Спасибо!
Очень-очень интересная информация,
читал, и любовался фотографиями старых книг – долго читал, с огромным интересом. Как интересно, и необычно, и причудливо, складываются порой судьбы вещей, переплетаясь с судьбами людей…
Как же я люблю рыться в книгах… :)
snejniy_elf
17 май, 2017 05:52 (UTC)
Сама налюбоваться не могла!
А тут все вместе, и мой любимый писатель и много книг!
Бумажных!
До сих пор не могу без боли расставаться с книгами.
bizantinus
17 май, 2017 06:31 (UTC)
****...и много книг!
Бумажных! ****

Ой, я, наверное, слишком старомоден для нашего безумного-стремительного компьютерного века.
Но, я безумно люблю бумажные книги…
И, книги почти выселяют нас из дома. Выселяют… Долго и упорно. :)
А, мы всё не выселяемся, и не выселяемся…

Книги везде, книги кругОм – книги на полках и под полками, книги в шкафах, на шкафах, под шкафами, и под кроватью, в книгах спит кот…
Моя Наталия шутит, что, из-за книг, дома скоро останется место, только для пыльного-ленивого кота Баси. А, мы, будем спать на балконе, в спальных мешках…
А, по дому мы будем передвигаться, бочкОм-бочкОм, на цыпочках, максимально сильно вЫдохнув, будем пробираться, по узким тропинкам, между двух стен из книг… :)
snejniy_elf
17 май, 2017 07:26 (UTC)
Вот!
И я их люблю и не могу с ними расстаться.
Особенно со старыми. То есть, если книге 20 лет и более, то я буду плакать, кусаться, даже стрелять из пулемета, но не позволю от нее избавиться.
agallein
22 май, 2017 15:56 (UTC)
Приветствую Вас!
Вспоминаю Ваше пронзительное слово... и посмотрев журнал, вышла именно на этот пост! Я сейчас живу в Санкт-Петербурге 2- ой год ( сын перевелся в Санкт- Петербургсский Университет, на философский).
Фёдр Михайлович - явление - потрясение- откровение всему Миру!
Надо беречь его наследие ( то что он написал), каждое слово обладает энергией Поступка!
Сейчас это исчезает,все голодны и бедны ( дело не в деньгах).
Приезжайте в гости,буду Рада!
Пишите в личку (selez2007@yandex.ru)
Всего,всего доброго!
snejniy_elf
24 май, 2017 07:19 (UTC)
Здравствуйте,
так давно не было от Вас ни постов, ни весточек.
А жизнь оказывается вот, как повернула.
Так хорошо, что опять мы связались через Ф.М. )))
Если смогу вырваться в сторону Санкт-Петербурга, то надо будет, как минимум, попить кофе с пироженными!
agallein
24 май, 2017 07:27 (UTC)
буду рада
Рада буду познакомиться в живую! Приезжайте.
( 7 комментариев — Оставить комментарий )