?

Log in

No account? Create an account

7 окт, 2017

Ах, ты блудница-распутница,
Расплетеная коса.
За тобой следят на улице
Завидущие глаза.
Нет бы сплетницам раскаяться,
Отвернуться в сторону,
Благочестьем своим хвалятся,
А глядят, как вороны.
Им и завидно, и хочется,
Чтобы жарко-горячо,
Да привычней строго морщиться,
Если руку на плечо.
Ах, ты блудница- распутница,
Расплетеная коса,
Выходи гулять по улице,
Сплетницам глядеть в глаза.

21 авг, 2017

Что-то, за чем я гонюсь, растворилось во мраке,
Странными красками стелятся темные пятна.
Я прорастаю, как в поле озимые злаки,
Чтобы дойти до конца и вернуться обратно.
Мне не нужны соловьиные, сладкие трели.
Солнце свернулось в клубок, заплетаясь лучами.
Что-то неясное в детстве мне тихо пропели,
Что-то простое, укрытое сладкими снами.
Где-то ищу пыль веков разгребая руками,
Где-то есть истина в этом расплавленном море.
Где-то горит обжигающе яркое пламя,
Где-то горит, закаляя и в счастье, и в горе.
Я не найду. Боже, как все в итоге конечно,
Как безразлично и пасмурно в мире пустом.
Стол накрывает нам бархатом пыльная вечность.
Мир накрывает и бледный оконный проём.

Саломея, ожидающая казни Иоанна Крестителя, 1870 Александр Анри Реньо (1843-1871)


Другому поэту.

Как верно.
До дрожи.
Возможно,
Похожи.
Не шли с Вами
Рядом,
Отравлены
Ядом.
Но думали
Так же,
В снегах
И на пляже.
И рядом
С друзьями,
И рядом
С врагами,
Мы просто похоже думали с Вами.
Ветки -кисти расставили пальцы,
Собирая ладонями лёд.
И окно, как холстина на пяльцах,
За живое узором берёт.
Мне бы знать, что не буду с тобой,
Мне бы знать, что тебя не увижу.
Проходи, обойди стороной,
Или рядом иди, не обижу.
За окном синева, как дурман.
Я в тумане расправила крылья.
Твой прекрасный, волшебный обман
Обернется морозною пылью.

25 май, 2017

Когда я перестану раскладывать на картах твоё имя.
Когда мои дела и помыслы наполнятся другими.
Ты вновь придёшь, когда тебя не ждут,
Не помнят, не хотят и не зовут.
И вновь разрушишь всё. Натопчешь на ковре,
Сломаешь старый фикус возле двери.
И вновь я буду думать о тебе.
И буду вновь хотеть тебе поверить

T4PcJ1zg57U
Титков Иван Васильевич (1905-1993) «Крыльцо у дома вологодского крестьянина»
Почти все картины беру у чудесной http://kykolnik.livejournal.com/

На заборе.

Больше здесь не будет этих слов,
Этих взглядов, поцелуев нежных.
Напишу-ка я свою Любовь
На заборе росчерком небрежным.

Пусть её морозит зимней ночью,
Пусть ей ливнем выхлещет глаза.
И пацан поверх напишет в строчку,
Всё что миру он хотел сказать.
Оригинал взят у gpib в Тайны старого особняка. Тайна вторая: книги Достоевских
Сетевая версия экскурсии, проходившей в рамках Библионочи-2017, продолжение. Начало смотрите здесь.

…Итак, Галина Фридмановна Коган, директор Музея-квартиры Ф.М. Достоевского на Божедомке. Должность, которая сама по себе подразумевает специальные, глубокие познания. Они пригодились исследовательнице и в 1962 году, когда она работала с журналами «Время» и «Эпоха» из фондов ГПИБ. Занимаясь в нашей библиотеке, Галина Фридмановна обратила внимание на знакомый почерк, принадлежавший, несомненно, Анне Григорьевне Достоевской, второй жене великого писателя.

время1.JPG

время2.JPG

эпоха.JPG
Вот яркий пример того, что могла увидеть Г.Ф. Коган. Журнал «Эпоха» (тот самый, на который дала деньги тётушка Куманина) с отсутствующим титульным листом; выходные данные написаны рукой А.Г. Достоевской.

Подозрение переросло в уверенность, когда Г.Ф. Коган увидела на титульных листах журналов рельефный, оттиснутый на бумаге штемпель с надписью «Музей памяти Ф.М. Достоевского». Кое-где внутри таких штемпелей попадались и инвентарные номера, написанные карандашом. Это интриговало, будило любопытство. Ведь до этого открытия считалось, что все вещи и бумаги, принадлежавшие Анне Григорьевне Достоевской, хранятся в нескольких крупных государственных хранилищах, которые можно пересчитать по пальцам.

В поисках, затеянных Г.Ф. Коган, принимали участие и сотрудники Исторички. С их помощью удалось выявить ряд важных архивных документов, которые тихо и неприметно хранились в Отделе редких книг ГПИБ с момента возникновения библиотеки (то есть, с 1938 года). Найденные бесценные свидетельства были переданы из библиотеки в Отдел рукописных фондов Государственного Литературного музея. Среди них был диплом Ф.М. Достоевского на звание члена-корреспондента Академии наук, который уже давно разыскивала Г.Ф. Коган.

Но нас в большей степени интересуют не рукописи, а книги, которые могли принадлежать писателю. Г.Ф. Коган обращалась к помощи сотрудников ГПИБ дважды – в 1962 году, сразу после сделанного открытия, и в 1976 году. Мы ничего не знаем о ходе этих розысков, но, исходя из того, что Галину Фридмановну интересовали в первую очередь рукописи, можем предположить: книги искали уже в семидесятых. И весьма успешно. О сделанных находках речь пойдёт ниже, а пока поговорим о бывшей хозяйке этой коллекции – Анне Григорьевне Достоевской.

Читать дальше...Свернуть )

Ты привыкнешь, и дальше так будет.
Развели небеса дураков.
Где-то пишут планы судеб,
Забывая вписать любовь.
Где-то ссоры, привычные слезы
И на ужин обычный скандал,
О разводе пустые угрозы,
Кто-то что-то кому-то сказал.
Ты привыкнешь, и дальше так будет.
День за днем, каждый день, вновь и вновь.
Как в чужом расписании судеб,
Пока сам не напишешь любовь.